суббота, 30 октября 2010 г.

Браконьер


- Так ты -  рыбак?  - Витино нескрываемое презрение адресовано, конечно же, не мне, заезжему дачнику, а моему пижонскому спиннингу. 
- И что будешь ловить? Бычка? Сейчас? Ну-ну…
Мне почему-то становиться стыдно. Витя непрост, хотя любит демонстрировать  пусть не лапоть, но черевик, которым хлебает борщ.
И я меняю рыбу в море, на историю здесь, под стакан домашнего вина.
Впрочем, рыба тоже есть.
Кокетливо отсвечивая привычным  синяком под глазом,  ее приносит Витина жена.
Да, она рыбу жарит, а он ее ловит.
Витя – браконьер.
Он браконьер потому, что не считает нужным платить за то, за что не платили его предки. Он – потомственный рыбак.
- Вот я как-то за борт упал. В телогрейке. Зима же. Еле-еле обратно в лодку влез. Один был. Ну чем там, в это время, с кем делиться? Да… Вот это была рыбалка! Слушай, покупай сеть, покажу настоящую рыбалку.
Витю позавчера поймал рыбнадзор. Отпустил позже. Понятно, что не  за просто так. Витя – азартный человек. Он ловит рыбу, а надзор его. Кто кого, ловкость против хитрости. 
Сегодня ночью на рыбалке были сыновья. Судя по окурку, раздавленному в тарелке с рыбой, этой ночью в море тоже пойдет не Витя.
На его холодильнике стоит мощный бинокль.
- Так они ж - тоже с оптикой. Даже с ночной. Мы до свету сети поднимаем, и думаем, что самые умные.  Тока к берегу подошли – опаньки, вот они! От такие - красивые, в камуфляже.   Так я, когда сети кошкую, мой малой на берегу стоит - смотрит. И если что заметит, сразу мне на мобильник.
Витя доволен слушателем и решает усилить впечатление.
- Вот это – тебе.
Мне достается увесистый шмат ската. Хвостокол этот, как выясниться позже,  окажется вкуснейший рыбой. Посолить, поперчить и - на сковородку… Эх!
Да, вернемся к Вите.
- Тут есть у нас один. Фёдорычем зовут.  Так он приловчился сети наши поднимать. Мы – на рассвете, а он, падлюка, - ночью. За такое бьют. Сильно бьют. Но он старый уже. Да и не пойман – не вор. Заметили мы как-то, что надзор на берегу затихарился, ну и бросили сетки у всех на виду. А Фёдырыч ночью приплыл… От так-то. Пять тыщь, как с куста… Ну, а какая у бывшего колхозника пенсия? До сих пор, говорят, расплачивается… Вобщем, я тебе так скажу, - без сотни баксов в море не выходи.
Витя подмигивает. В тарелке шипит второй окурок.
- Бычки, да… Тут, у нас, вот тоже в моду взяли  - рыбалка с пирса платная.  С какого перепугу? Шустрый такой хлопец, все бегал, грошей хотел. Поговорили наши мужики с ним – уволился. Вредная оказалось работа. А с работой тут плохо.  Да и с рыбалкой нынче… Я ж на сейнерах - семь лет. Повидал рыбку-то…
Он оглядывается на супругу с новой тарелкой.
- А это – так, для души больше.
Витя лукавит. В селе его называют – Витя Рыба. Он крепкий хозяин. Мы сидим на балконе его двухэтажного дома с видом на море и лиман.
Недопитый стакан падает в засохшую с осени  малину,  Витя хватает бинокль: на берегу – стайка птиц.
- Кулены!
Кулики. У Вити есть вертикалка 12-го калибра. На рассвете я проснусь от двух выстрелов.
Охотничьей лицензии у Вити тоже нет.

Комментариев нет:

Отправить комментарий