воскресенье, 4 мая 2014 г.

Пепел легенды о душе одессита


Я это видел. Кадры не с самого побоища на Греческой. Рядом, на Преображенской. Милые душки-одесситы зажали на Преображенской парня в маске. Менты, имитирующие его охрану и хрипящие от ненависти тетки. Потом менты исчезают и парень падает под ноги толпы.  Мелькают тетки, потный толстяк, какой-то радостный дед. Явно из тех любителей шахмат через дорогу. "Пиздец ему! Пиздец!!! Ногами забили!" Рядом хрипит на земле человек, из шеи течет кровь. «Наркоман сука пьяный!» И ногой в бок. И еще.
Это не понаехавшие ультрас. Это вы, дорогие одесситы.
Фромм писал о нацизме, как идеологии мелких лавочников. Когда лавочнику уже не получатся смотреть на тех, кого он всегда считал ниже себя, сверху вниз, он звереет.
Доходы подупали, а, одесситы?
Теперь все в порядке? Можно хихикать и жрать мороженое?
Так доходов скоро вообще не будет.
Окончательно перейдете на человечину?

Только успейте раньше соседа. Он уже давно смотрит на вас с интересом.

суббота, 3 мая 2014 г.

Одесская Хатынь

Мы всегда верили в Одессу - не в какие-то сомнительные идеалы, навязываемые той или другой державой, мы верили в свой город - островок добра, оптимизма и здравомыслия. И не только сами верили: куда бы ты ни попадал, на каком бы дальнем или ближнем востоке ни оказывался, одессит - это уже само по себе почетное звание, бонус априори. Эта святая вера всегда немного искажала прошлое, декорировала хилое настоящее. Мы как-то закрывали глаза, оставляли за кадром, не знали или не желали знать того, что Одесса, например, пережила больше тяжких межэтнических конфликтов, нежели любой другой украинский или российский город. А правда состояла как раз в том, что она никогда не была монолитной, здесь никогда не было подлинно гражданского общества. Мы хотели, чтобы так было, мы верили, что так оно и есть, мы как бы приближали это единство своей верой, мы прекраснодушно вводили себя и других в заблуждение. Вчерашний день продемонстрировал, как обстоят дела на самом деле.
Не списать нам весь ужас произошедшего на некую вражескую десантуру. По официальным данным и по свидетельствам очевидцев, в конфликте не участвовали ни россияне, ни жители Приднестровья. В столкновении близ Греческой площади участвовали лишь ультрас из Харькова (другой вопрос, что это были за "ультрас" в реале). Так что главная ответственность лежит на одесситах.
Чудовищно: в течение нескольких часов в "благословенной Одессе" погибло на порядок больше людей, чем во всех заварухах на Востоке страны вместе взятых. И как именно, при каких катастрофических обстоятельствах погибли эти люди. Подробности заставляют содрогнуться, испытать чувства, которые и выразить-то невозможно. Несколько десятков заживо сожженных, безоружных (официальные данные!). Выпрыгнувший из окна горящего здания одессит забит ногами. Обожженные тела. Оружия нет! Резюме "победителей": так им и надо, так будет и с другими. Браво! (( Это не Кампучия, не Конго, не Сомали. Это ЭВРОПА, в которую мы так самоотверженно стремимся со своими катафалками.
И вот что я вам скажу, оставляя в стороне причитания, скорбь и скрежет зубовный. Вчера Одесса самоуничтожилась, причем бесповоротно. Свела насмарку всю свою по большей части славную историю, все свое неистребимое, казалось, обаяние, весь свой позитивный гонор. Теперь в сознании всего мира город будет ассоциироваться со вчерашними злодеяниями, имя его станет нарицательным, его будут произносить с негодованием, горечью, неприязнью. Теперь уж точно "все флаги в гости к нам". Только флаги черные, чумные.
Сказал вчера, что это самый черный день моей жизни. Так и есть. Потому что и моя жизнь (да хрен бы с нею и со мною, кто я, собственно говоря, такой) теперь ничего не значит, ибо кому теперь будет интересна история этого города, как и сам проклятый зачумленный город...