среда, 3 ноября 2010 г.

Подвиг твой бессмертен

История войн растет на великих подвигах. Они же  - хлеб ее писателей.  Из описаний невероятных свершений и удивительных поступков можно было бы составить  увлекательную книгу рекордов. Но кого выбрать в беспристрастное жюри? Желающие, пожалуй, найдутся, только будут ли они достойны памяти героев?  Потому просто вспомним их, известных и не очень, и то, что они оставили для истории.

МОЖАЙСКИЙ ДЕСАНТ
В ноябре 1941 в районе Можайска советский летчик заметил колонну, двигающуюся к Москве.
На бреющем прошелся над нею, насчитав 51 танк и много машин с живой силой.  
После того как выяснилось, что остановить колонну вражеских танков нечем  - там не оказалось никаких заградительных отрядов и противотанковых средств, было принято решение выбросить десант перед колонной. На ближайший аэродром с марша завернули свежий полк сибиряков, построили и предложили сделать шаг вперед добровольцам для выполнения особого задания. Суть задания тоже объяснили: придется прыгать с самолета в снег и остановить врага. Самую важную деталь тоже сказали: прыгать нужно с бреющего полета... без парашютов... потому что их нет. Шагнул вперед весь полк.
Немецкая колонна ходко неслась по заснеженному шоссе. Вдруг впереди появились низко летящие русские самолеты, они словно собирались приземляться, стлались над сугробами, сбросив до предела скорость, в десяти-двадцати метрах от поверхности снега. И вдруг из самолетов посыпались гроздьями люди, прямо на заснеженное поле рядом с дорогой. Они кувыркались в снежных вихрях, а следом прыгали все новые и новые бойцы в белых полушубках.  Немцы перебили почти всех, когда опять волна самолетов хлынула из-за  леса, а из них -  водопад свежих бойцов...
Вражеская колонна была уничтожена, только несколько броневиков и машин вырвались из этого невероятного боя. После выяснилось, что при падении в снег погибло всего двенадцать процентов десанта.
Бомбардировщик ТБ-3 с подвешенным автомобилем
Достоверно известно, что перед войной проводились эксперименты по беспарашютному десантированию техники и, даже, людей в специальных контейнерах. История же Можайского десанта документальных подтверждений не имеет. Но вот что писали генерал-полковник вермахта Г. Гудериан и  генерал-фельдмаршал Люфтваффе А. Кессельринг в книге «Итоги Второй мировой войны. Выводы побеждённых».
"Опыт второй мировой войны учит, что при высоте прыжка 60 м потери от повреждений при прыжке составляют 20%, даже если речь идет о войсках, специально обученных и натренированных для такого прыжка. Имеются сведения, будто бы русские сбрасывали свои специальные парашютные войска без парашютов с высоты 5-10 м в глубокий снег"

НЕБО РОДИНЫ
М. Девятаев
Летчик-истребитель Михаил Петрович Девятаев   участвовал в боях с первых дней войны. Имел две подтвержденных победы, орден Красного знамени и - побег из госпиталя.  После второго ранения в сентябре  1941, переведен в малую авиацию по здоровью. Почти три года бомбил по ночам фрицев на легендарном «рус-фанер» У-2 , вывозил раненых.  Лишь после встречи с легендарным Покрышкиным ему удалось вновь стать летчиком-истребителем. Было это уже в мае 1944 года.
13 июля 1944 года. В воздушном бою над Львовом он получил ранение, а его самолет загорелся. Девятаев выбросился из объятого пламенем самолета и оказался в плену. Допрос за допросом. Потом переброска в разведотдел абвера. Оттуда - в Лодзинский лагерь военнопленных. А там опять - голод, пытки, издевательства. Попытка побега. Вслед за этим - концлагерь Заксенхаузен. И наконец - таинственный Узедом (остров в Балтийском море, напротив устья Одера, ныне популярный курорт). На острове Узедом гитлеровцами готовилось сверхмощное оружие -ракеты ФАУ-1 и ФАУ-2. Работающие на производстве узники концлагеря были заранее приговорены к смерти.
8 февраля 1945 года. С утра аэродромная команда пленных, среди которых был и Девятаев, расчищала бетонированную взлетную полосу. Рядом техники заправляли горючим новенький двухмоторный бомбардировщик «хейнкель-111». Сомнения нет: машина готовится к полету.
Пленные строем подошли к самолету. Со стороны их группа, очевидно, не вызывала подозрений: конвоир гонит пленных на работу. Выломана запертая дверца самолета, не без труда Девятаев поднялся в кабину. Урча моторами, самолет медленно выруливал к взлетной полосе, той самой, которую они недавно расчищали. Женщина-стартер дала сигнал ракетой на взлет. А может, и запрещала взлет — Девятаева это уже не интересовало. Чиркнув крылом по земле, самолет оторвался от взлетной полосы и взял курс в открытое море…
Хейнкель-111 ведет бой с английским истребителем
Подломив при ударе о землю шасси, «хейнкель» немного еще скользил на «брюхе», пока не замер. К самолету бежали советские пехотинцы с автоматами наперевес, они решили захватить экипаж живьем. Каково же было изумление  солдат,   когда  из  кабины  показались  живые скелеты в полосатых куртках, с бирками на груди. Девятаев сообщил  командованию стратегически важные сведения о засекреченном острове.
Но Родина приняла беглецов сурово. Клеймо военнопленного сказывалось долго.  Лишь после вмешательства генерального конструктора космических кораблей Сергея Королева дело сдвинулось с мертвой точки. 15 августа 1957 года подвиг Девятаева и его товарищей получил достойную оценку. Михаилу Петровичу было присвоено звание Героя Советского Союза, а участники перелета награждены орденами. Сам он говорил, что долететь тогда ему помогло небо Родины.


 ТОПОРНАЯ РАБОТА
Д. Р. Овчаренко
«Если ты не убьешь немца, немец убьет тебя.  – Писал Илья ЭРЕНБУРГ в  «Красной звезде» 24 июля 1942 . - Если ты не можешь убить немца пулей, убей немца штыком. Не промахнись. Не пропусти. Убей!»
Автор жжет глаголом сердце некоему абстрактному красноармейцу.  Бойцы на передовой задолго до опубликования этих советов знали что делать.
13 июля 1941 года при доставке боеприпасов в роту бесстрашный воин вступил в бой с группой гитлеровцев. Ездовой пулемётной роты 389-го стрелкового полка  красноармеец Дмитрий Овчаренко, проявив отвагу и находчивость, гранатами и в рукопашной схватке уничтожил свыше двадцати солдат и офицеров противника.
За что и получил залуженную звезду героя.  Но стоит вчитаться в текст донесения для представления к награде.
Топор, как средство уничтожения живой силы и техники врага, еще не раз фигурировал в представлениях к наградам.
  5 июля 1944 года орудийному расчету Авдеева было приказано не допустить прорыв немецких войск из окружения в районе посёлка Волма (Белоруссия). Заняв позицию, бойцы в упор расстреливали противника. Прямым попаданием снаряда орудие Авдеева вышло из строя, и погиб последний солдат из расчета. Оставшись один, Авдеев не ушёл с поля боя, а с автоматом и гранатами продолжал вести бой. Но израсходовав все патроны и гранаты, Анатолий схватил топор, лежащий рядом, и убил еще четырнадцать фашистов. Немцы в этом бою потеряли около 180 солдат и офицеров, 2 самоходных орудия, пулемет и 4 автомашины.
Красноармеец  позирует у захваченного  макета немецкого танка
Повар 91-го танкового полка (46-я танковая дивизия, 21-й механизированный корпус, Северо-Западный фронт) красноармеец Иван Середа отличился в августе 1941 года под городом Двинском (Даугавпилс, Латвия). Он готовил обед в лесочке, когда услышал гул мотора фашистского танка. Вооружившись винтовкой и топором он подкрался к остановившемуся гитлеровскому танку, прыгнул на броню и со всей силы рубанул топором по стволу пулемёта. Вслед за этим бросил на смотровую щель кусок брезента и забарабанил обухом по броне, громко приказывая мнимым бойцам приготовить гранаты к бою. Когда на подмогу прибежали бойцы стрелкового подразделения. На земле уже стояли сдавшиеся в плен 4 вражеских танкиста. (Героя Союза Середе дали не только за это - кроме смелого поступка по обезвреживанию немецкого танка Иван Павлович Середа находясь в разведке, подорвал немецкий танк, уничтожил 20 мотоциклистов и взял в плен троих немцев).
29 июня 1941 года санинструктор Маша Уткина после боя на погранзаставе, закончив с перевязкой раненых, пошла исполнять свои непосредственные штатные обязанности. Прачечная находилась недалеко от заставы. Наколов дров, она растопила печь, наносила воды, перебрала бельё. Уже рассветало. И вдруг Маша услышала скрип двери. На пороге стоял немецкий солдат - рукава были у него закатаны, автомат висел на груди. Фриц опешил от неожиданной встречи с женщиной. Уткина лихорадочно соображала, что же ей делать. Скосив глаза, она увидела топор. Но до него нужно было сделать как минимум два шага. Уткина сделала шаг навстречу и резко ударила ногою в солдата ниже живота. Фашист согнулся, а она схватила топор и резко опустила его на спину солдата. От удара топором немец рухнул на пол. А Мария в шоке застыла с топором в руках и боялась даже шелохнуться. В этот момент дверь в прачечную снова отворилась и в проёме появился другой фашист. Теперь топор опустился и на него...
Боец Ватаман
Страшным оружием в руках советских бойцов мог стать не только топор.
С конца 1944 года в немецкую армию в больших количествах стали поступать чрезвычайно эффективные индивидуальные противотанковые средства:  Фаустпатрон, и реактивное ружье Панцершрек.  Это оружие не осталось незамеченными и в Красной Армии. Трофейные Фаустпатроны  было приказано собирать и передавать в распоряжение инженерных служб фронтов, которые распределяли последние исходя из собственных задач. Большинство фаустпатронов поступало в распоряжение штурмовых инженерно-саперных бригад (ШИСБр) – своего рода войск спецназа, которые активно создавались со второй половины войны для взлома мощных укрепленных районов противника.  
В одном из таких боев вошел в бессмертие и советский штурмовик Ватаман, орудовавший в рукопашной неисправным фаустпатроном. Десять гитлеровцев полегло под ударами его «реактивной дубины».

БЕССМЕННЫЙ ЧАСОВОЙ
Август 1915 года. Немцы заняли город и крепость Брест-Литовск. Перед отступлением русские войска решили  взорвать часть крепостных и  фортовых  укреплений,  а также  большой  интендантский  склад. Он был расположен  близи  одного из фортов крепости  в  глубоких  подземных  казематах,  и  в  нем  хранились обильные запасы продовольствия, солдатского обмундирования и белья. Саперы поспешно заложили  динамит, и взрыв надежно завалил вход в подземелье, не оставив снаружи никаких следов склада
Через несколько часов в Брест вступили  немцы, а два  года  спустя произошла Октябрьская революция, и Советская Россия вышла из войны. Затем началась долгая и жестокая гражданская война.
… 1924 году,  воинская команда панской Польши, на территории  которой в то время находился Брест, нашла каменный свод подземного тоннеля. Была пробита широкая дыра, и в  темноту склада спустился с факелом унтер-офицер.  Едва лишь  поляки  двинулись  по  сырому  и  темному  тоннелю, откуда-то спереди, из непроницаемо-черной мглы прозвучал окрик часового:
 - Стой! Кто идет?
Вслед за тем в наступившей тишине явственно  лязгнул  затвор  винтовки.
Подумав и справедливо рассудив, что нечистая  сила  вряд  ли  стала  бы вооружаться  винтовкой,  офицер,  хорошо  говоривший   по-русски,   окликнул невидимого часового  и объяснил, кто он и зачем пришел. Ответ  был  совершенно неожиданным: часовой заявил, что его поставили сюда охранять склад и  он  не может допустить никого в подземелье, пока его  не  сменят  на  посту.  Тогда ошеломленный офицер спросил, знает ли часовой,  сколько  времени  он  пробыл здесь, под землей.
Немецкие часовые у входа в Брестскую крепость
- Да, знаю, - последовал ответ. - Я заступил на пост девять лет  назад, в августе тысяча девятьсот пятнадцатого года.
Подземный Робинзон был одет в добротную шинель с погонами, и на ногах у него были почти новые сапоги. Кто-то  из  солдат  обратил  внимание  на  винтовку часового, она  была  тщательно  вычищена,  а затвор и ствол заботливо смазаны маслом. В  таком  же  порядке  оказались  и обоймы с патронами в подсумке на поясе часового. Польский офицер полюбопытствовал, чем смазывал солдат свое оружие.
- Я ел консервы, которые хранятся на складе, - ответил тот, - а  маслом смазывал винтовку и патроны.
В день, когда был взорван вход в склад, он стоял на посту  в  подземном тоннеле.  И в спешке  эвакуации,  вероятно,  о нем просто забыли. Взрыв надежно завалил вход бетонными обломками.
Девять лет солдат питался сухарями и консервами. Пил воду, которая собиралась в выдолбленных  штыком ямках. Через четыре года вышли все свечи. И началась отчаянная война с крысами. Вероятно, эта борьба за существование и помогла человеку не сойти с ума в глухой темноте. Каждый день, когда наверху, в узком отверстии вентиляционной  шахты,  угасал бледный лучик света, солдат  делал  на  стене  подземного  тоннеля  зарубку. А когда  наступала  суббота,  он,  как подобает истому русскому солдату, свято соблюдал  армейский  "банный  день". Воды хватало только на питье, но зато он мог регулярно менять белье.
 Бессменному часовому предложили остаться в Польше, но он нетерпеливо рвался на родину и вскоре уехал - то ли на Украину, то ли на Дон. На этом и оборвались его следы.

НЕУДОБНЫЙ ГЕРОЙ
А. Берест
В Центральном музее Вооруженных сил России среди знамен всех армий и фашистских штандартов возвышается витрина со Знаменем Победы. Любой учебник скажет, кто его водружал на купол Рейхстага в мае 45-го — Егоров и Кантария. Но их было трое. Возглавлял группу лейтенант Алексей Берест. Имя его долгие годы старательно вымарывалось из истории.
30 апреля 1945 года. Берлин в руинах, всюду пожары. В 3-й ударной армии, наступавшей на центр города, предусмотрительно сделано 9 знамен — по количеству дивизий: та, что прорвется первой, поднимет флаг на Рейхстаг. Однако перед Рейхстагом — триста метров простреливаемой площади, и добровольцы гибнут один за другим…
Батальон капитана Неустроева 150-й стрелковой дивизии подобрался ближе всех. Возглавить группу и обеспечить водружение знамени поручено богатырю под два метра ростом, надежному человеку, замполиту Бересту. После трех атак группа прорывается к входу. И в 14.30 знамя № 5 реет на центральной колонне.
Но всем понятно: знамя на крыше и знамя у входа — не одно и то же
Вечером того же дня Берест, Егоров и Кантария с автоматчиками пробиваются внутрь здания. Это похоже на самоубийство: весь Рейхстаг напичкан элитными немецкими отрядами.
На втором этаже их встречают пулеметными очередями. Берест отстреливается, стоя за статуей Вильгельма, а выпустив из пистолета все патроны, не раздумывая… отрывает железную руку кайзера и, размахнувшись, бросает в центр площадки. Немцы приняли императорский кулак за гранату. Нескольких мгновений замешательства хватило Бересту, чтобы перезарядить оружие. В ходе боя рушится часть винтовой лестницы, но Берест находит выход — образует «живые ступеньки»: на плечи ему становится Кантария, сверху — Егоров. В 21.50 на фронтоне гитлеровского парламента заколыхалось ярко-красное Знамя Победы. Оно было намертво привязано солдатскими ремнями к бронзовой ноге кайзеровской лошади.
Знамя над Рейхстагом
Но Алексей Берест сыграл и еще одну важную роль в окончании войны. По сути, он поставил в ней точку. В короткой автобиографии он напишет об этом всего одну сухую фразу: «Также обстановка потребовала переодеться в форму полковника и вести переговоры с немецким командованием».
Мучительные переговоры длились около трех часов: немцы тянули время, ожидая подкрепления. В конце концов Берест сказал жестко: «Если через 20 минут не сдадитесь, мы начнем штурм». Медленно развернулся и вышел. В спину парламентерам выстрелили: пуля пробила Бересту фуражку.
Через год был обнародован Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Советского Союза офицерскому и сержантскому составу, водрузившему Знамя Победы над Рейхстагом. Названы 5 человек. Береста среди них нет. Его награда — орден Красного Знамени.
… 3 ноября 1970 года. На пригородном перроне полно народу, но высокий человек с пятилетним малышом невольно выделяется среди всех. Оглушительно свистнула, подходя, электричка. Вдруг крик: «Ребенок на рельсах!» О себе не подумал только один. Берест. Бросив внука, кинулся под колеса, оттолкнул с путей девочку. Локомотив ударил тело с такой силой, что его отбросило далеко на перрон.  
Шестого мая 2005 года указом президента Украины Алексею Бересту посмертно присвоено звание «Герой Украины». В городе Ахтырка в том же году был открыт памятник Алексею Бересту, на родине героя, в городе Сумы его именем названа улица.


 ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ
Фамилия Берест не понравилась Сталину. Она нарушала  красивую связку русский-грузин. Тогда одним росчерком карандаша он был исключен из героев.
 В наше странное время Алексей Прокопьевич может вновь предстать перед судом. Тени  героев не дают покоя самозванным прокурорам истории.
«Ростовчанина Алексея Береста, водружавшего знамя над Рейхстагом, хотят лишить звания «Герой Украины». Соответствующий иск в окружной суд Донецка (Украина) подал лидер отделения националистической организации «Свобода» города Луганска».
 (Из сообщений новостных агентств)

Комментариев нет:

Отправить комментарий